Дмитрий К.Юрьев

Письмо H.И. Ежова И. В. Сталину о ходе проверки партийных документов

Июль 1935 г.

Товарищ Сталин!
Письмо Ваше по поводу вопросов тов. Крупской получил, постараюсь оправдать ваше доверие и все сделать. Результаты сообщу.
Со здоровьем пока что все благополучно.
Пользуюсь случаем, чтобы информировать Вас о некоторых делах и получить указания о ходе проверки партийных документов:

а) кончили слушание докладов всех секретарей крайкомов о ходе проверки. По большинству краев и областей сроки проверки вынуждены были отодвинуть до 1-15 октября. По городам — Москва и Ленинград отсрочили до 1 ноября (большие организации).
Таким образом, вместо намеченных в письме от 13 мая сроков проверки в 2 месяца (предполагалось закончить к 1-10 августа), сроки проверки отодвинулись еще на три месяца. Объясняется это двумя причинами: во-первых потому, что партийные организации только через месяц после проверки поняли всю серьезность этого дела и фактически почти все из них начали повторную проверку. Во многих организациях Центральному комитету пришлось отменить проверку и проводить повторную спустя даже 2 месяца (Винница, Молдавия, Одесса, Кировск и др.); во-вторых, засоренность партийных рядов оказалась большей, чем мы предполагали, что потребовало исключительной тщательности при проверке членов партии, в то время как кадры проверяющих были ограничены решением Центрального комитета партии и, как опыт показывает, это было очень правильно и расширять ни в коем случае было нельзя. Кроме того, на затяжку в ходе проверки повлияло и то, что параллельно с проверкой партийных документов членов партии, неизбежно проводилась и работа по упорядочению всего партийного хозяйства (учет членов партии, статистика, архивы и т. д.).

В связи со всем этим сложившимся на сегодня положением с ходом проверки партийных документов, у меня следующие планы:
1. По местным партийным организациям в основном закончить проверку к 1 ноября.
2. Начать приемку партийных организаций, закончивших проверку партийных документов, с 15 октября и закончить ее, примерно, к 15 ноября.
Этот срок является минимальным. Дело в том, что мы установили у себя такой порядок, когда каждый представленный и утвержденный райкомом и обкомом акт при проверке, в котором указаны фамилии членов партии и номера партийных билетов, мы сверяем у себя с имеющимися у нас отчетными карточками на каждый партийный билет.
Эта мера, как показал первый опыт с несколькими районами, является обязательной и серьезной дополнительной гарантией выявления негодных членов партии, которые не обнаружены в ходе проверки. Прилагаемое нами заключение по акту, представленному Чернянским райкомом и утвержденному бюро Курского обкома, является показателем того, что сверка акта с отчетной карточкой по каждому партийному билету является правильной. Если найдете время и желание — можете его посмотреть1.
Я думаю, что это наше заключение было бы не плохо разослать всем партийным организациям при рассылке очередной сводки. Это в огромнейшей мере помогло бы более ответственному представлению актов в ЦК и заключению о них со стороны обкомов.

б) Новым в ходе проверки партийных документов за последнее время в части выявления врагов партии является то, что со всей очевидностью вскрываются не только отдельные люди, обманным путем проникшие в ВКП(б), но и целые организации, а также совершенно отчетливо обрисовываются методы, которыми они работали и их тактика в борьбе с партией.
В этом отношении особенно показательны троцкистские образования. Они вскрыты во многих местах Украины, Казахстана, Иваново-Вознесенска, Красноярска и других организаций.
Методы проникновения в ВКП(б) во всех этих организациях одинаковые, тактика их борьбы с партией также однородна. Лично я думаю, что мы, несомненно, имеем где-то троцкистский центр, который руководит троцкистскими организациями. Вряд ли заграничный центр мог бы так конкретно давать указания. Видимо, центр есть и в СССР.
Проникновение в партию у троцкистов идет двумя способами. Оставшиеся в ВКП(б) троцкисты, продолжающие стоять на троцкистских позициях, принимают все меры к тому, чтобы удержаться в ВКП(б). Многие из них по несколько раз исключаются из партии, не сдают партийных билетов, переезжают в другие партийные организации и там становятся на учет. Так как это применяется повсюду, совершенно очевидно, что троцкисты имеют на этот счет определенную директиву.
В отношении проникновения в партию троцкисты применяют следующий способ: член партии — троцкист обрабатывает в троцкистском духе беспартийных рабочих. После того, когда он закрепляет его в троцкистской организации, обязывает его войти в ВКП(б). Вхождению в партию он ему всячески содействует, либо получением рекомендаций от других организаций, либо, в крайнем случае, сам дает ему рекомендацию. Во многих случаях им это вполне удавалось. Такие факты обнаружены в Одессе, Иванове, на Урале и т.д. Совершенно очевидно, что здесь тоже троцкисты действовали по какой-то директиве. Не могу удержаться, чтобы не сообщить Вам один чрезвычайно любопытный факт. Каким образом троцкисты обделывали наших партийных дураков. В Одессе троцкисты организовали (пожертвовав для этого специального человека) троцкистскую «вылазку». Троцкист по директиве своей организации произнес речь, в которой всячески порочил партию, и доказывал, что она является непролетарской не только по своей политике, но и по составу. После этой «вылазки» сами же троцкисты организовывали ему отпор. Пришли к секретарю партийного комитета и предложили ему в ответ на эту троцкистскую «вылазку» завербовать в партию несколько десятков рабочих. Секретарь партийного комитета обрадовался этому предложению и на очередном собрании в ответ на «вылазку» троцкистов, принял в партию до 30 человек. Среди них троцкисты подсунули 12 человек своих, ранее ими обработанных беспартийных рабочих, выполнявших уже неоднократно троцкистские поручения. У части из них были обнаружены на квартире листовки, некоторые раздавали листовки. Все собирались на подпольные собрания, где прорабатывались троцкистские установки.
Что касается выявляемых шпионов, то с совершенной очевидностью обнаруживается, что иностранные разведки своим людям давали прямое задание проникнуть в партию, что это лучший и наиболее надежный метод прикрытия шпионской работы. Все обнаруженные шпионы, за небольшим исключением, не были завербованы из членов партии, они вошли в партию, либо по прямой директиве иностранных разведок, либо по директиве резидентов1 иностранных разведок, действующий в СССР.
Способ проникновения в партию двоякого рода. Первый способ заключался в том, что шпион проникал куда-либо на предприятие, работал на нем в качестве рабочего, проявлял себя как общественник, ударник и затем входил в партию. После того, как сходил в партию, начинал двигаться либо с завода на завод, либо в учреждение.
Второй способ — это когда шпион, пользуясь2 краденным партийным билетом или полученным при помощи покупки. В отдельных случаях обнаруживаются факты, когда некоторых членов партии специально убивали с тем, чтобы завладеть его партийным билетом, именем и фамилией и под его фамилией действовать.
Есть отдельные факты, когда иностранные разведки давали прямое указание своей агентуре проникать не только в партию, но связываться внутри партии с замаскированными троцкистами, зиновьевцами и т.п. Такой факт обнаружен в Красноярске, куда прибыла шпионка Днепрова (фамилию свою она меняла 5 раз). Вошла в партию она как работница. На деле выяснилось, что она является дочерью полковника, убитого на Дону. Все родственники ее за границей. Она была связана с арестованным польским шпионом Янковским. При обыске у нее обнаружено 37 адресов высланных зиновьевцев и троцкистов.
Установлено, что она лично была знакома с расстрелянными участниками Ленинградского центра Котолыновым, Звездовым, Хаником, Евдокимовым и др. Была в курсе работ Ленинградского центра и представляла им для собраний свою квартиру. Какие-либо показания она давать отказалась. К сожалению, НКВД до последнего времени стоял в стороне от этого дела. Само собой разумеется, что аппаратом только наших партийных организаций раскрыть до конца всю эту сволочь невозможно. Проверка дает только зацепку, а органы НКВД должны раскопать дело до конца. Только за последние месяцы мне удалось их оперативно втянуть в эту работу и это уже начинает давать свои результаты. Люди, кажется, начинают понимать, что проверка им дает огромную возможность преодолевать недостатки в своей работе в части выявления врагов.
Если бы Вы ничего не имели против — я хочу сговориться с Аграновым и собрать небольшое оперативное совещание по преимуществу центральных работников НКВД, разобрать все факты обнаруженных в партии шпионов, троцкистов и т. п., с тем, чтобы соответствующим образом проинструктировать людей и направить их на поиски троцкистских и шпионских образований. Думаю, что такое инструктивное совещание было бы во всех отношениях полезно.

в) Что касается общего уровня проверки, то она сейчас идет на довольно высоком уровне и особенно больших претензий к местным партийным организациям мы не предъявляем, поправляя их все время на ходу.
Безусловно удалось раскачать Украину, в отношении которой Вы особенно беспокоились и были совершенно правы. Повторная проверка на Украине (Чернигов, Винница, Одесса, Молдавия), дает огромное количество фактов засоренности партийных организаций, где и Пилсудский, и Румыния, и немцы нашли в массе своих людей. Украинцы теперь это поняли. Тов. Постышев теперь почти ежедневно мне звонит по этим делам. Подробнее обо всех этих делах сообщу в ближайшее время в очередной сводке.

г) Начинаем серьезно готовиться к вопросу предстоящего обмена партийных билетов. Тут возникает очень много практических вопросов, о которых я сообщу особо.
Один вопрос, который требует Вашего согласия уже сейчас, заключается в следующем: мы не наведем никакого порядка в учете членов партии, не сможем гарантировать по-настоящему порядок выдачи партийных билетов и их сохранность без того, чтобы коренным образом не преодолеть той кустарщины в учете и статистике, которой насыщен партийный аппарат сверху донизу. Кустарщина в этом деле царит несусветная, в том числе и в аппарате ЦК. Вся статистика и учет ведутся вручную. Вы себе представляете, когда люди ворочают двумя миллионами партийных билетов и подсчитывают без машин. Статистика же вся основана на совершенно неполноценных данных, которые присылают нам местные партийные организации. Все подсчеты тоже ведутся вручную. Работники страшно мало-квалифицированные. Многие из них «выдвиженцы» из уборщиц ЦК и т.п. На этом деле, конечно, должны сидеть люди квалифицированные, знающие статистику и учет по-настоящему. Кроме того, без механизации всего учета, статистики, ничего сделать путного мы не смо-жем. Я созывал несколько совещаний со специалистами о постановке дела у нас. И мы все пришли к заключению, что необходимо организовать у нас машинную, учетную статистическую станцию с соответствующим комплектом машин. К сожалению, эти машины у нас в стране не производятся, и я вынужден ставить вопрос об импорте. Речь идет, примерно, о сумме в 25-30 тысяч долларов. Я говорил с тов. Чубарь, он считает, что эту сумму отпустить вполне возможно, так как у нас германские кредиты полностью не использованы и имеются трудности в их использовании. Если Вы это дело санкционируете, я соответствующее предложение внесу в ЦК ВКП(б).